sr_tomato (srtomato) wrote,
sr_tomato
srtomato

Пешком

Все лето было ужасно жарким, а его середина стала апогеем жары. Средняя и нижняя Волга никогда не могли пожаловаться на отсутствие солнца в летние месяцы, но в этот год солнце, кажется, превзошло себя. Еще пару месяцев назад, в городе был просто рай, а сейчас в нем было не продохнуть от жары и прибывших в него людей. Больше всего людей было из Воронежа, хотя кто там их разберет, откуда они.
Трое девушек – три сестры, самой старшей из которых не исполнилось и 20 вот уже месяц безуспешно пытались уехать из города. Они были не одиноки в этом желании, но, к сожалению, никакой транспорт из города не ходил.
Эвакуации из Сталинграда не было, был приказ «прекратить панические настроения». Вот как часто бывает, приказ был, а машин не было, из города нельзя было уехать даже на подводе, всех останавливали на постах и отправляли назад. Сталинград был миллионным городом еще до войны, а с беженцами из Воронежа и других областей его население почти удвоилось и все эти люди должны были остаться в городе, согласно приказа.
Когда грохот боев стал отчетливо слышен в городе, сестры решили идти пешком в Астрахань. Люди каждый день уходили, пешком, через степь, неся в рюкзаках, чемоданах или катя на детских колясках все, что могли взять с собой. В степи не было постов и это давало шанс спастись.
Сестры долго колебались, у них не было ни вещей, ни денег, ни еды, но идти было надо. Старшая поменяла свою кофту и модную дамскую сумочку на хлеб в дорогу, у них была еще фляга подаренная солдатом «на память» трем симпатичным девчонкам, и с рассветом они пошли. Целый день они были частью людского потока, который становился реже с каждым часом. Одни вырывались вперед, другие отставали, людей, идущих рядом, становилось все меньше и меньше.
Сами девушки были явно не готовы к такому переходу - модные, но жесткие «лодочки» на каблучках всем трем натерли ноги в кровь уже в первый день, а идти босиком было невозможно. Вы знаете, что такое волжские степи? Ровная сковорода, часто белесая от соли, полопавшейся на солнце и загнутой как старый сыр земле. Волжская степь, раскаленная на солнце и покрытая множеством острых соломинок, совсем не ласковая к тем, кто не готов к встрече с ней. Уже на второй день сестры остались одни, так как не могли угнаться за своими попутчиками, каждый шаг давался с нестерпимой болью, но идти было надо. Идти было надо, и они шли, ведь от Астрахани Сталинград отделяют почти 450 километров. К вечеру второго дня набрели на рыбацкий шалаш, это была единственная ночевка за все время пути не на голой земле. В шалаше нашли старый рыбный мешок, который порвали и намотали на ноги.
В обмотках из мешковины идти было удобнее, правда иногда в ноги впивались острые ости соломинок или просто колючки, но это было почти незаметно по сравнению с теми мучениями, которые им доставляли туфли. На третий день появилась новая проблема, страшные солнечные ожоги до волдырей покрывали руки и плечи. Хотели пойти ночью, но сразу отказались от этой идеи, безлунной, южной ночью почти в полной темноте было идти совсем невозможно.
На четвертый день над ними пролетел немецкий самолет и несколько раз выстрелил в сестер из пулемета. Бежать уже не было сил, да и некуда в ровной степи, поэтому просто залегли.
Хлеба осталось меньше половины уже на пятый день, а сколько еще идти никто не знал. Стали экономить, и сразу почувствовали, что идти стало еще тяжелее, усталость стала невообразимой.
Еще через два дня мешковина на ногах истерлась, и горячая земля опять жгла ноги, пришлось надеть «лодочки». К вечеру вышли к Волге, что бы набрать воды, на берегу нашли пустую бутылку, которую разбили и куском стекла отрезали от туфлей все, что можно было отрезать, что бы сделать их похожим на тапочки.
Так сестры шли более двух недель, за это время у них кончилась еда, еще трижды их обстреляли немецкие самолеты, но они дошли до Астрахани. Голодные, обожженные, с разбитыми в кровь ногами они пришли, они выжили. Потом было много всего, что им пришлось пережить и преодолеть, но эти две недели лета 1942 были самыми страшными. Страшными потому, что до этого они просто жили, а там, в степи началось их выживание.
Эти стойкие девушки смогли пережить войну, у старшей из них уже потом после войны родилась девочка, которая стала моей мамой.
А город, как мы все знаем, выстоял, вот только после почти семи месяцев осады от населения миллионного города и такого же количества беженцев оставленных в Сталинграде, согласно приказу, в живых осталось не более ста тысяч человек, но это уже статистика.




Tags: жизнь, рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments